Category: армия

Einstein

Три ключевых пункта

Итак, немного раньше я сформулировал три ключевых пункта, по которым оцениваю политические программы:
1. Право на оружие.
2. Упрощение налоговой системы.
3. Рынок земли.

Ревизия программ 22 партий, включенных в избирательные бюллетени в многомандатном избирательном округе, показала, что все три пункта в явном виде предлагают только две партии: "Сила людей" (с которой мне лично мало что понятно) и "Рух нових сил Михайла Саакашвілі" (с которым понятно кое-что).

Такие дела.
Einstein

Две цитаты

Однажды, после моего бегства на Запад, я присутствовал на больших военных маневрах, в которых принимали участи армии многих западных стран. Обычная военная подготовка произвела на меня очень благоприятное впечатление. В частности, меня поразило умение, я бы даже сказал, мастерство, с которым подразделения маскировались. Военное оборудование, танки и другие транспортные средства, бронетранспортеры были окрашены чем-то, чтобы не отражать света; цвета были умно подобраны и маскировочная окраска была выполнена так, что было трудно разглядеть машину даже с короткой дистанции, ее линии сливались с окружающей обстановкой. Но каждая армия сделала одну огромную ошибку при маскировке некоторых машин, которые имели огромные белые круги и красные кресты, нарисованные на их боках. Я объяснил западным офицерам, что белый и красный цвета очень хорошо различимы на расстоянии, и лучше бы использовать зеленую краску. Мне сказали, что машины с красным крестом предназначены для перевозки раненых, что я и так хорошо знал. "Это веский аргумент, - сказал я. - для того, чтобы убрать кресты или сделать их значительном меньше. Будьте людьми. Вы перевозите раненых и должны их охранять всеми способами. Так охраняйте их! Спрячете их. Убедитесь, что коммунисты не смогут их увидеть."

Возражения продолжались, и в тот день я никого не убедил. Позже другие западные офицеры пытались объяснить мне, что я попросту игнорирую международное соглашение по им делам. Вам не позволят стрелять в машины с красным крестом. Но, что до меня, то советский солдат не подозревает об этих соглашениях. Это большой крест нарисован на них для того, чтобы советский солдат мог его увидеть и не стрелять по ним. Но советский солдат знает только то, что красный крест означает что-то медицинское. Никто даже не подумает о том, чтобы сказать ему что нельзя стрелять по красному кресту. Я узнал об этом странном правиле, что по красным крестам нельзя стрелять, совершенно случайно. Когда я был еще советским офицером, я прочел книжку о фашистских военных преступниках, и среди предъявленных им обвинений было утверждение, что нацисты иногда стреляли по машинам и поездам, несущим красный крест. Мне это показалось очень интересным, поскольку я не мог понять почему такие действия считаются преступлением. Была война, и одна сторона старалась уничтожить другую. Почему же поезда и машины с красными крестами надо отличать от других машин противника?

Я нашел ответ на этот вопрос совершенно независимо, но не в советских инструкциях. Возможно, там и есть ответ на этот вопрос, но прослужив в Советской Армии много лет и пройдя через дюжину экзаменов различного уровня, я никогда не сталкивался с какой-либо ссылкой на правило, что солдат не может стрелять по красному кресту. На учениях я частенько спрашивал моих командиров (некоторые из них очень высоких званий) в очень провокационной манере, что случится, если внезапно появится вражеское транспортное средство с красным крестом. Мне всегда отвечали с некоторым замешательством. Советский офицер очень высокого ранга, который закончил пару академий, не мог понять, в чем будет разница, если там будет красный крест. Советскому офицеру никогда не объясняли его полного значения. Я никогда не беспокоил этими вопросами ни одного из моих подчиненных.

Я закончил Военной-дипломатическую Академию, и неплохо. Во время обучения я внимательно слушал все лекции и всегда ожидал, что кто-нибудь из моих учителей (многие из них в чине генерала с многолетним опытом международных отношений) что-нибудь скажет относительно красного креста. Но узнал лишь, что организация Международный Красный Крест расположена в Женеве, прямо напротив Постоянного Представительства СССР в ООН, и что эта организация, как и некоторые другие международные организации, может быть использована офицерами советских разведывательных служб в качестве прикрытия их деятельности.

Так кому же делают лучше армии Запада, рисуя этот огромный красный крест на своих санитарных машинах? Попробуйте нарисовать красный крест у себя на спине и груди, а затем зимой пойти в лес. Неужели вы думаете, что красный крест спасет вас от атаки волков? Конечно же нет. Волки не знают ваших законов и не понимают ваших символов. Так почему же вы используете символ, который для противника ничего не значит? Во время последней войны коммунисты не уважали международные конвенции и соглашения, но некоторые из их противников, с многовековой культурой и отличными традициями, объективно потерпели неудачу, уважая международные законы. С того времени Красная Армия использует знак красного креста, небольших размеров, как знак, говорящий ее солдатам, где находится госпиталь. Нужно, чтобы красный крест был видимым только своим людям. Красная Армия не верит в добрую волю врага.

Международные соглашения и конвенции никогда и никого не спасут от нападения. Пакт Молотова-Риббентропа - прямой тому пример. Он не защитил Советский Союз. Но если бы Гитлер попытался вторгнуться на Британские острова, то пакт не защитил бы и Германию. На эту тему Сталин выразился совершенно открыто: "Война может изменит все соглашения любого вида сверху донизу" ("Правда", 15 сентября, 1927).

Советское руководство и советская дипломатическая служба подберут философское обоснования своей позиции по любым соглашениям. Если кто-то доверяет друзьям, то необходимости в договорах нет; друзья не нуждаются в соглашениях для того, чтобы позвать на помощь. Если же кто-либо слабее, чем его противник, то соглашение, по-любому, бесполезно. А если кто-то сильнее, чем его противник, то какой смысл соблюдать соглашение? Международные договоры являются всего лишь инструментом политики и пропаганды. Советское руководство и Советская Армия не верят никаким договорам, веря только в силу, которая стоит позади этих договоров.

-- Виктор Суворов. "Спецназ" (1987).


Под Водяным убиты два парамедика-добровольца в машине, расстреляны ПТУРом.

На следующий день уже Красногоровка — еще двое медиков зацеплены снайпером, слава Богу «триста».

Давайте только перестанем стрелять, и война закончится.

Я уже объяснял негодующим: в гибридной войне медик является приоритетной целью. Тем более медицинский экипаж — для противника это просто коробка с подарками. Разнести небронированную машину можно элементарно даже осколками, пизднув даже не точно по ней, а где-то рядом. А в ней (загибайте пальцы); медик, которого надо готовить в пять раз дольше, чем сержанта; пилот — как правило с дополнительной специальностью, ну и возможен сопровождающий санитар или медстестра.

А бонусом, возможно, в медотсеке «трехсотый» в любом звании, как вишенка на торт.

Да это «лаки страйк» для любого стрелка!

Какой нахуй «красный крест», это вам не кино Михалкова с благородными немецкими асами люфтваффе, сейчас носить «красный крест» все равно что мишень на себя нашить. Поэтому наши «красные кресты» - темно-зеленые на оливковом или песочном фоне. Чтобы только свои могли рассмотреть. Если рассмотрят чужие, то вероятность дожить до победы у медика падает быстрее всех.

И так будет вопреки любым конвенциям, до тех пор, пока за охоту на медиков российские оккупанты будут поощрять и платить премии. А будут, ибо это проистекает из логики гибридной войны «ихтамнетов».

Если в ВСУ так или иначе ответственность за военные преступления можжно проследить — в силу единоначали и вертикали подчинения, то в бандитских наемных формированиях с российскими командирами ответственность отсутствует вообще.

Кто стрелял? А никто. А докаж. А нас там нет.

Я эту науку проходил еще в Ширике: «А это место мы проскакиваем максимально быстро, оно простреливается ПТУРом с того холма.» - говорит Коммандер. «Но мы же на скорой помощи!» - «Именно поэтому.» Аппетитный, белый, чистый, крахмально-хрустящий скорячок. С лампочками. Ням-ням.

-- Горький Лук. https://gorky-look.livejournal.com/297336.html (2019).